Вхід на сайт
Логін:
Пароль:
[Забули пароль?]
 
закрити
 
 
 
 
 
Головна  
 
 

Номінація: Найкращий матеріал з громадянською позицією

Критерії:

- актуальність;
- затвердження суспільної місії журналістики;
- авторська небайдужість, суспільна позиція;
- соціальна значущість.

Усі роботи, подані в цю номінацію, можуть бути також номіновані на присудження спеціальних призів та інших нагород, оголошених Організаторами конкурсу "Честь Професії"

  • оцінка від 1 до 10 за десятибальною шкалою (1- мінімальна оцінка, 10 - максимальна; ви можете використовувати тільки цілі бали);
  • ви можете висловити особливу думку стосовно кожної з робіт у спеціальній формі. розташованій під роботою
  •  
 

««А псов прогнали. Сторожевых»»

Пекарь Людмила | Друкована робота

 
 

Наши журналисты все еще чувствуют себя товаром, а не «четвёртой властью».

В первый свой приезд в Украину в 1994 году на брифинге в МИДе нынешний президент, а тогда премьер Израиля Шимон Перес удивил мыслью, не связанной с визитом: революции делает не что иное, как телевидение. Общество узнает, как решают проблемы в других странах, факты, опыт, прогнозы экспертов и т. д. Сейчас это звучит вроде бы банально, но тогда наши СМИ только-только осознали себя товаром (в СССР они им не были), вовсю эксплуатировали новооткрытую способность и не вспоминали о том, что они - «четвертая власть». Поэтому созванные на брифинг не обратили внимания на неожиданный пассаж высокого гостя.

 

Но прошло десять лет - и, как мы все помним, именно телеэкранная информация спровоцировала Майдан и всё, что последовало. По логике, после телерепортажа о львовском судье Звариче с его миллионом в мешке хочется надеяться, что на главную проблему нашего общества - коррупцию - в ответ теперь будет Майдан.

 

Проблема не сугубо украинская. Ленин в 1918 году заметил: «Нас погубят водка, взятки и бюрократизм». Ханжи от позднего большевизма цитировали без первых двух губителей. Выбросив из руководства-цитаты взятки, с ними и боролись формально: закон требовал. Еще Гоголь писал про «взятки борзыми щенками», а все аналоги «щенят» в закон не уложишь. В Законе коррупция определена именно как взятки, но в жизни все куда разнообразнее. Фамусов в «Горе от ума»: «Как станешь представлять к крестишку иль к местечку - ну как не порадеть родному человечку!».

 

В том же Израиле в прошлом году схвачен за руку на «конверте» и попытке изменить в свою пользу тендерное законодательство премьер-министр Ольмерт. Украина как раз преодолевала 16 ступенек к 134-му месту в мировом рейтинге коррупции. В сторону ухудшения. Тут бы и заговорить о публикациях про Ольмерта - для ликбеза: все этапы следствия прозрачны, моментально доводятся до сведения народа, так что никому и в голову не пришло заподозрить в деле политическую подоплеку. Глядишь - и у нас бы изменили законодательство, из-за которого того же Зварича не могли «привлечь» на протяжении 20 месяцев, а потом дали ему сбежать. Но наши СМИ почему-то не сочли своим долгом заниматься ликбезом.

 

Несколько проектов позиционируют как антикоррупционные. Но повторяют они то, что много раз делалось до них и результата не могло дать в принципе: борьба с коррупций успешна там, где возглавляет ее государственный аппарат, а в Украине он сам коррумпирован.

 

10 лет назад теневая экономика составляла 60%. Налоги не платила, а президентские выборы 1999 года требовали денег. Понятно, что бюджетных. Так что шла «борьба с тенью». На одном из круглых столов Всемирного банка, помнится, известный экономист Александр Пасхавер сказал: «Вся эта имитация деятельности, бряцание силовых структур - заказ самой теневой экономики». Не такой ли у нас сейчас заказ на противодействие коррупции?

 

Летом прошлого года на презентации конкурса на лучшее журналистское расследование я попросила помощи в оргвыводах из проведенного мной расследования у руководителя программы USAID американского прокурора Богдана Витвицкого. В ходе расследования к тому времени уже были уволены двое (!) пожизненно избранных судей. Тем не менее мои - а также Специальной комиссии Верховной Рады по контролю за приватизацией - обращения в Генпрокуратуру спускали... самому «подозреваемому». Более того: текст (простите за тавтологию), совпадающий с текстами, им самим подписанными, пришел под «шапкой» прокуратуры Киева и за подписью одного из замов прокурора города в качестве результата «проверки».

 

«Я только что приступил к работе, позвоните через три месяца», - сказал Витвицкий. Через три месяца ответ был еще менее оптимистичен: «В Украине никак не получается создать, как ФБР в США, организацию, специализирующуюся на борьбе с коррупцией. Позвоните через девять месяцев». Прошел год, заканчивается второй... Поэтому известие о том, что с 3 по 6 октября 2008 года в Киеве состоится ежегодная конференция Международной ассоциации антикоррупционных органов, вселило надежду. 400 приглашенных из почти 100 стран - вот у кого наши «сторожевые псы» почерпнут информацию, понесут ее обществу и научат контролировать избранников и назначенцев!

 

Аккредитуюсь. Вежливая девушка, назвавшаяся Викторией Лакиюк, благодарит за интерес, но уточняет, что пока аккредитует только на торжественное открытие. Которое состоится завтра с пол пятого до шести. Завтра же решится вопрос аккредитации на дни последующие. Прошу выслать по е-mail программу. Программы нет. Нет ее и на сайте Генпрокуратуры - местного оргкомитета. На открытие выхожу с большим запасом времени, но «пробка» перед развороченным автовокзалом - два километра. После ожидания подвижки иду пешком.

 

От Украинского дома отъезжает, наконец, президентская машина и можно зайти внутрь. На втором этаже регистраторы. Глянцевые пакеты с буклетом Генпрокуратуры. Глянцевый же буклет с анонсом международной конференции прокуроров, которую Генпрокуратура Украины будет принимать в 2009 году. Программу - только после особой просьбы. Журналистов не регистрируют. Списка нет, Виктории Лакиюк никто не знает. Будет ли и где будет аккредитация на последующие дни - тоже. Говорят: вход по журналистским удостоверениям.

 

Милиционер на подходе к залу смотреть на удостоверение не желает: «В зале только аккредитованные». - «Но я аккредитована. Где список?». Спорить бесполезно - ему приказали. Выходят из зала операторы, зачехляют камеры. Тут же девушки наговаривают с мобилок в ньюсрумы свои материалы... Да это же речь Ющенко!

 

Почти та же, которой он пару дней назад на протокольной встрече у Буша с десятками глав американских компаний разразился вместо ответа на их конкретные вопросы. Чем вызвал бурю возмущения: они в Украину инвестировали, их «кинули», а Гарант вместо того, чтобы навести порядок, токует, как глухарь!

 

Как раз утром вышла Kyiv Post с репортажем о том скандале. Но в украино- и русскоязычных СМИ о нём - ни слова.

 

Надиктовав, «сторожевые псы» убегают: от них требуется только выступление главы государства, а их самих остальное и не интересует.

 

Ладно, торжественные открытия всегда малоинформативны. Откроем программу. Такой роскошной не видела. Тяжелая: 15 страниц А-4 глянцевого картона, вверху каждой картинка. Трехцветный текст с одной стороны.

 

Так в каких странах есть антикоррупционный орган?

 

Гонконг: Независимая комиссия по борьбе с коррупцией.

Сингапур: Бюро по расследованию коррупционных правонарушений.

Индонезия: Комиссия по борьбе с коррупцией.

Молдова: Прокуратура по борьбе с коррупцией.

Малайзия: Антикоррупционное агентство.

Испания: Специализированная прокуратура по борьбе с коррупцией.

Республика Маврикий: Независимая комиссия по борьбе с коррупцией.

Аргентина: Антикоррупционная служба при Министерстве юстиции.

Объединенная республика Танзания: Бюро по предупреждению и борьбе с коррупцией.

Македония: Государственная комиссия по предупреждению коррупции.

Республика Филиппины: Президентская комиссия по борьбе со взяточничеством.

Республика Бенин: Наблюдательный комитет по борьбе с коррупцией.

Федеративная Демократическая Республика Эфиопия: Федеральная комиссия по этике и противодействию коррупциии.

Королевство Марокко: Центральный орган предупреждения коррупции.

Республика Намибия: Антикоррупционная комиссия.

Монголия: Независимый орган по борьбе с коррупцией.

Республика Кения: Антикоррупционная комиссия.

Республика Нигерия: Независимая комиссия по противодействию коррупции.

Республика Камерун: Национальная антикоррупционная комиссия.

Румыния: Национальный антикоррупционный директорат.

Таиланд: Национальная антикоррупционная комиссия.

Армения и Азербайджан. Не очень верится, что там борются не для виду.

 

Перевод - на семи языках. Такого богатства тоже не встречала. Но в рабочих группах - только русский и английский. Как быть тем, кто ими не владеет? А если все по умолчанию владеют либо одним, либо другим - зачем потемкинская деревня с семью?

 

Виктория почти подготовила к тому, что аккредитации может оказаться не более тех полутора часов. Но по какой причине Генпрокуратуре, назначение которой - следить за выполнением законности, самой нарушить сразу Конституцию, два Закона Украины и несколько законодательных актов помельче? Во-первых, помешать журналистам выполнять профессиональный долг - знакомить общество с необходимым ему опытом других стран. Во-вторых, Закон об информации - на международных конференциях нет ни личных, ни коммерческих тайн, ни угроз национальной безопасности. Скорее наоборот.

 

Не может быть, чтобы, раз в жизни собрав у себя дома столько антикоррупционного опыта, дали ему утечь сквозь пальцы без пользы для Украины. Вот ведь на экологический форум в Африку, в ЮАР, пару лет назад съехались 11 000 журналистов, и каждому были рады, всем создали условия!

 

В день рабочих групп я рискнула приехать, преодолев пробки. Особенно хотелось поговорить с омбудсменом Папуа Новой Гвинеи... Однако журналистов в самом деле пускали только на открытие. Наблюдавший за порядком сотрудник Генпрокуратуры дал листок с именем и номером телефона начальника их пресс-службы, чтобы тот подтвердил это - кто знает, вдруг и согласился впустить. Но разве отменяют собственные (а может, и «спущенные» свыше) распоряжения ради незнакомого человека? Звонить я не стала.

 

Не только каждый журналист, которому отказано в аккредитации, но и каждый гражданин Украины, из-за этого ущемлённый в своём праве на информацию, может выиграть суд у такой Генпрокуратуры, потому что закон на его стороне.

 

Узнай делегаты, что к ним не допустили журналистов - не дали бы права проводить в 2009 году международную конференцию прокуроров Генпрокуратуре, без всяких оснований и в явный вред государству нарушающей общеизвестные законы и Конституцию.

 

Что же сами выгнанные? Мучило ли сознание неисполненного долга? Хватило ли человеческого достоинства если не подать в суд, то хоть в интернете высказаться? Но в интернете, в печати - лишь Президент и Генпрокурор, более других виновные в росте коррупции. Это очередное доказательство, что наши сторожевые все еще чувствуют себя товаром, а не четвертой властью. Тем самым давая основания так к себе и относиться. Какая бы власть позволила от выполнения своей, делегированной обществом, обязанности, отогнать себя, как бездомного пса? Тут вам не Африка.

 

Материал опубликовано на интернет-портале журнала „Телекритика”

 

Інформація про конкурсанта:

Пекар Людмила Соломонівна,  кореспондент, Приватна газета Ю. Шеляженко „Правдошукач”. Досвід в журналістиці – 48 років

Професійні відзнаки:

1994 – Перше місце у Всеукраїнському конкурсі всіх мас-медіа, що висвітлюють проблеми ядерної енергетики; !970-1971 – 13 нагород на міжнародних кінофестивалях фільму „Наука про привиди”, єдиним автором сценарію якого я була; вважаю також відзнакою найвищого гатунку включення до рубрики „Золота ера” юбілейного сайту журналу „Знание – сила”, який протягом багатьох десятиліть був найцікавішим журналом у світі

 

Думка журі

 
 
[повернутися до переліку робіт]
[повернутися до переліку номінацій]

   
 
2423
 
Наші партнери

Організатори
 
Генеральний телевізійний партнер
 
Інформаційні партнери
Медіабізнес ГУРТ Незалежна медіа-профспілка України Громадське радіо Детектор Медіа СУД НА ДОЛОНІ HelpSMI
 
Партнери конкурсу
USAID Internews SIDA
 
Спонсори конкурсу