Вхід на сайт
Логін:
Пароль:
[Забули пароль?]
 
закрити
 
 
 
 
 
Головна  
 
 

Номінація: Найкращий матеріал з громадянською позицією

Критерії:

- актуальність;
- затвердження суспільної місії журналістики;
- авторська небайдужість, суспільна позиція;
- соціальна значущість.

Усі роботи, подані в цю номінацію, можуть бути також номіновані на присудження спеціальних призів та інших нагород, оголошених Організаторами конкурсу "Честь Професії"

  • оцінка від 1 до 10 за десятибальною шкалою (1- мінімальна оцінка, 10 - максимальна; ви можете використовувати тільки цілі бали);
  • ви можете висловити особливу думку стосовно кожної з робіт у спеціальній формі. розташованій під роботою
  •  
 

««Собаке собачья... жизнь»»

Зiнар Наталя | Друкована робота

 
 

Что такое гуманность и как с ней борются в Одессе

Эпиграф:

Однажды я встретил бездомную кошку:

 - Как ваши дела?

 - Ничего, понемножку.

 - Я слышал, что вы тяжело заболели. Болели, так значит лежали в постели?

 - Лежала на улице много недель. Бездомной, мне некуда ставить постель.

Подумал я: «Странно, что в мире огромном, нет места собакам и кошкам бездомным».

 - Послушайте, кошка, пойдемте со мной – темнеет, а значит пора нам домой.

Мы шли с ней по улице гордо и смело.

Я – молча. А кошка тихонечко пела.

О чем она пела? Возможно о том, что каждому нужен свой собственный дом.

Детский стих

 

Мы опять пишем о жилищной проблеме  - на этот раз собачей и кошачей. Кто-то скажет, что это неактуально  - сегодня тысячи людей бомжуют. Но люди бездомными очень часто стают вследствие своих вредных привычек нерасторопности, дурости. Животные теряют крышу над головой обычно из-за вредных привычек нерасторопности, дурости, но главное подлости хозяев.

 

Жизнь в ковчеге

В руках пакет – в нем 2 кг. пшеничной крупы. Стою перед желтой дверью. На двери висит записка: «Не бросайте животных возле приюта – их разрывают уличные собаки». Это «Ковчег»  - приют для бездомных животных, он находится на улице Наливной.

Звоню. За каменной стеной лаем зашлись собаки: раз звонят, значит чужие. Раз чужие – значит надо лаять, отрабатывать хлеб. Двери открывает женщина  - в старых башмаках на босу ногу, в рабочей одежде. Женщину зовут Людмилой.

 - Заходите, говорит она и открывает передо мной сетчатую дверь. 15-20 больших дворняг с громким лаем бросаются на меня. Несколько секунд – и я понимаю, что спасти одежду и сумку от грязных лап не удастся. После того, как собачий пыл остывает: я могу оглядеться. Грязный двор, куча песка, строительный мусор, стос ни на что не пригодных бревен. Жестяное корыто с водой – собачья ванна. Старые будки. Большие железные миски доверху наполнены кашей. Миски стоят на солнце поэтому каша скисла.

Мне показывают всеобщую любимицу – Масяню. Собака очень своенравная, попав в приют, несколько дней никого не подпускала к себе.

 - А где ваши коты? – спрашиваю. Людмила зовет свою коллегу:

 - Надя, покажи девочке котов!

Коты живут отдельно от собак – иначе разорвут. Надежда отпирает двери, мы втискиваемся (чтобы никто не выскочил наружу) в меленькую комнатку. Стараюсь ни на кого не наступить. Котята, по видимому игнорируют коробочку с песком – каждый гадит где придется. На полу мисочки с непонятной жижей (должно быть это перловая или овсяная каша). Туча мух. Душно. Одно маленькое окошко не пропускает свежий воздух. Котята: тощие и облезлые. Отсюда хочется выйти.

 - Это все что есть?  - спрашиваю, надеясь, что больше на территории «Ковчега» больше нет котов.

 - Нет, это не все, - без особой радости в голосе отвечает Надежда. Мы плетемся к другому помещению. Здесь живут «взрослые» – этим, думаю я, наверное, не так жарко: они живут в вольере. Коты, видя людей, стремглав бросаются к дверям. Надежда сквозь сетку бросает сухой корм – часть котов отбегает от дверей –мы заходим во внутрь. Здесь такие же мисочки (только побольше). В глубине вольера – столы. На столах – клетки. Не все клетки пустые. Два кота сидят под замком. Один  - новенький. Другая кошка  после операции. Ее сбила машина.

 - Тяжело работать? - спрашиваю я Надежду.

 - Тяжело. Один выходной, но часто работаем без выходных, - говорит она. Те кто приходит сюда – долго не задерживается.

 

Как в кино

Собираюсь уходить. Неожиданно на пороге приюта появляется семья: две женщины и двое мужчин. Дама постарше одета в черную длинную шелковую юбку и черную шелковую блузку со стразами. На груди – массивный крест. Она идет первой.

 - Фу! – кричит дама собакам, машет сумочкой… Зря. Собакам до лампочки, что юбка нарядная и дорогая. Позади стоящая троица (на них собаки не обратили внимания), смотрит на эту картину и весело смеется.

- Кто это? – спрашиваю у Людмилы.

- Какие-то хорошие люди,  - говорит она, - Плохие сюда не приходят.

Выясняется, что «хорошие люди» пришли сюда за собакой: их пес недавно умер. Мужчина интересуется: нет ли в приюте какого-нибудь теленка, типа алабая? Таких нет. Посетители оглядываются:

 - Вот эта! – дама указывает на сучку: поместь ротвейлера с дворнягой. Сучку зовут Розой. Людмила с посетителями не церемонится. Кто? Откуда? Почему не взяли с собой поводок? Записывает паспортные данные, телефон, предупреждает, что к ним приедут через какое-то время с визитом: если будет что не так – собаку заберут обратно.

Чувствуя, что незнакомцы проявляют к ней повышенное внимание, Роза прячется под бревнами. Пока работницы приюта ловят счастливицу, дама рассказывает мне, что до того, как приехать сюда они были у «немцев» (приют для бездомных животных на 6-й Овидиопольской дороге).

 - Там условия конечно идеальные, не то что здесь, - говорит она. –А животные почему-то худые, больные, несчастные… Возьмешь оттуда пса, она глядишь сдохнет через пару дней, а скажут, что ты ее заморил.

Наконец собака поймана, ее выносят на улицу и садят заднее сидение машины. Я фотографирую «счастливую новую семью», машина заводится, мы машем ей вслед руками.

Я прощаюсь с работницами «Ковчега».  Надежда выносит полное ведро свежего верева: идет кормить бродячих собак, живущих под стенами приюта. Под палящим солнцем она перемещается по близлежащему пустырю: наливает в уже приготовленные миски кашу.

 

Мировая проблема

Одесские чиновники говорят, что проблема бездомных животных – это не одесская проблема, и даже не общеукраинская. Она мировая. В мире, впрочем, с этой проблемой справляются лучше чем у нас.

Начальник управления внутренней политики Одесского горсовета Наталья Чайчук приводит следующие данные:

 

Системы контроля численности и содержания домашних животных в развивающихся странах (Турция, Индия, Египет, Тайланд…)

• В этих странах достаточно высокая численность бездомных животных. Этому благоприятствуют: теплый климат, большое количество отбросов, подкормка населением, разнообразие местности, имеющей вид запутанной малоэтажной застройки с уличными базарами, обширными трущобами, обилием заборов, внутренних двориков, пустырей.

• Для подавления или профилактики вспышек бешенства регулярно проводятся массовые отстрелы и потравы собак, иногда массовый отлов с усыплением. При этом численность довольно быстро восстанавливается - до следующего отстрела или потравы;

• Сохраняется безвозвратное изъятие и усыпление "проблемных" (агрессивных и т.п.) животных за счет муниципалитетов;

• Муниципальных приютов здесь нет. Если в определенном районе происходит вспышка бешенства, собаки там обычно уничтожаются.

 

Формы работы с бездомными животным в развитых странах (ЕС, США, Канада…)

 • безвозвратный отлов и помещение животных в приюты (также действуют как центры сбора "лишних" животных у владельцев, и как центры передачи животных новым владельцам);

   приюты, выполняющие муниципальные программы (так называемые "приюты неограниченного приема") - обеспечивают достаточную пропускную способность и  готовы к поступлению новых животных. Невостребованные животные усыпляются.

   "приюты ограниченного приема" -  прекращают прием животных, если нет свободных мест. Животных не усыпляют.

 

Что делают в Одессе?

По информации управления экологии в городе Одессе находится от 50 до 70 тыс. бездомных животных. То есть на 15 жителей города в среднем приходится одно бродячее животное. Для сравнения: в Киеве количество бездомных животных составляет около 30 тыс.

Раньше в Одессе собак ловили, делали мыло. Теперь их ловят, стерилизуют, и отпускают на волю. Этим занимается приют для бездомных животных, расположенный на 6-м километре Овидиопольской трассы (Приют был построен на деньги Немецкого союза защиты животных. Существует с апреля 2005 г.). Расходы по содержанию приюта берут на себя немцы. Корм и вакцину от бешенства привозят в рамках городской программы гуманного отношения к животным. На последней сессии горсовет выделил на эти цели 120 тыс. грн.

 - После стерилизации животных выбрасывают недалеко от того места откуда их взяли, либо очень рано... поэтому их очень часто уничтожают их же сородичи,  - констатирует Наталья Чайчук.

Приют для животных "Ковчег" преследует другие цели: здесь животных стерилизуют, прививают и пристраивают "в хорошие руки". (Приют «Ковчег» как таковой существует  с 2001 года. Определенного места расположения у приюта не было, поэтому «Ковчегу» постоянно «иммигрировал». Сегодня он расположен по адресу: ул.Наливная, 11, на месте известной одесситам "Будки").

- У нас в Одессе бездушные люди. Если таких вообще можно назвать людьми - говорит директор приюта, президент общественной организации «Союз защиты животных» Светлана Химченко.  - К нам приносят собак с выжженными глазами, отрезанными языками, без лап.

Калеки, по ее словам остаются жить в приюте всегда. Другие животные имеют шанс найти хозяина. Раньше из «Ковчега» животных забирали. Сейчас одесситы не знают, как избавиться от прежних домашних любимцев.

 

Обратный эффект

Недавно на улицах города появились бигборды со слоганом «Не вбивай – допомагай!». Результат оказался обратным: по словам Светланы Химченко, вместо того, чтобы забрать кошку или собаку из приюта, люди звонят и просят: «Заберите!»

 - Причем звонят даже состоятельные люди, - отмечает Светлана Химченко. Приют по словам директора, не резиновый, он может вместить порядка 150 животных, не больше.

 

В заключение

Что движет людьми, которые бросают и которые подбирают?

Не так давно по радио рассказывали о старушке, которая превратила свою 2-хкомнатную квартиру в Санкт-Петербурге (Вы можете представить, сколько стоит такая квартирка?!) в приют для бездомных кошек. Почему она это делает? Ею руководит чувство вины перед этими красивыми умными существами: в блокадном Ленинграде она выжила только благодаря тому, что питалась кошачьим мясом.

 

Справка:

Немецкий приют расположен на 6,3 га. Его вместимость – порядка 400 собак и 200 кошек.

Приют «Ковчег» занимает площадь 1 670 м2, из них 368 м2   площадь помещений. По данным на 15 июля 2009 года в приюте находится 156 животных: 117 собак и 39 кошек.

 

Форточки:

1. Для того, чтобы забрать животное из приюта "Ковчег", необходимо иметь при себе паспорт.

 

2. С помощью муниципальных денег будет решаться проблема утилизации животных: в 2009 г. одесские власти планируют построить крематорий.

 

3. По информации управления экологии в городе Одессе находится от 50 до 70 тыс. бездомных животных.


Завантажити оригінал публікації: частина 1, частина 2, частина 3, частина 4

Інформація про конкурсанта:

Зiнар Наталя Михайлівна, Журналіст, Медiа-група "Город", Журнал "Недвижимость". Досвід у журналістиці -  3, 5 років

 

Думка журі

 
 
[повернутися до переліку робіт]
[повернутися до переліку номінацій]

   
 
2790
 
Наші партнери

Організатори
 
Генеральний телевізійний партнер
 
Інформаційні партнери
Медіабізнес ГУРТ Незалежна медіа-профспілка України Громадське радіо Детектор Медіа СУД НА ДОЛОНІ HelpSMI
 
Партнери конкурсу
USAID Internews SIDA
 
Спонсори конкурсу